Две небольшие рецензии от Анны Сусид

«Вечерний Петербург», март 2004г.

Василий К . & THE KURTENS «Массаракш»
Мистерия Звука

Засветившись на «Нашем радио», Василий К. вроде бы окончательно вышел из непочетной категории «деятелей андеграунда». Не знаем, как там Манхэттен, а Россия почти взята. А что живет в Швеции?.. Может, еще Гоголя его Италией попрекнем? Это так. На всякий случай. Для «патриотов».

«Массаракш», как помните, – по Стругацким, «мир, вывернутый наизнанку». Вывернутый мир – то есть альбом – Василия в первую очередь безупречно красив. Музыкой – отточенно-легкой. Текстами – и просто литературными, и изящно пронизанными литературными параллелями. Иронично-горькой – и тоже легко, без надрыва, высказывающей себя – мужественностью. Умелой подачей, в массе не так уж свойственной русским рокерам. Непредсказуемостью поворотов: страшным финалом залихватской аллюзии на Высоцкого «Если Б Моя Милая…» – «Здесь безглаза и чиста/королева Пустота»; фразой «Он все взял на себя,/Словно честный бандит» в без посвящения посвященной Курту Кобейну «Иисусы Христосы» и похожей на сон путаницей образов в «Собаках».

Белая маска печали, белая маска любви. Посвети еще, мое солнце, а я закачусь, – мне по возрасту можно. А у нас, сдается, скоро будет если не новая звезда шоу-бизнеса, то новый культовый певец. И культ уже формируется.

 

Отец Василий и УПРОЩЕННЫЕ «Fader Vassily & DE FORENKLADE»
Lem Records/Nausea Production

Артефакт, создание коего инициировано соратниками Василия – Адамом Перссоном, Мартином Юртом и Давидом Олауссоном, – предназначен для «местной», шведской аудитории, но и нашей публике может дать представление о том, чем занимаются один славянин и три скандинава в небольшом старинном университетском городе Люнде. И не только там: «Мы играли по клубам в Питере и Москве…» В компиляции – с разных альбомов по сосенке: «Вернуться Назад», «Карлссон», «Лорд Гад Фит Ми», «Странный Ребенок», «Собаки» («репетиция на кухне»), «Интеллигенты», «коэновские» «Кто?», «Скорпион», «Пятнадцатилетние Девочки», перемежаемые всяческими звуковыми хеппенингами, как то: «Некий базар в полигоновском баре» и «Сашин праздник. Пьянка на нашей питерской хате». Словом, наполовину официально-серьезный аудиодокумент, наполовину – разудалой хулиганский капустник.

Анна Сусид
«Вечерний Петербург», март 2004