Тексты

Кузнецкая

Alex Harvey/Alex Harvey
Перевод, обработка Василий К.

Дом, день, долг. Не выдавай!
Говорил человек, молот, наковальня
Ноги в кровь на камнях дорог
Но мне не перестать, не перестать, не перестать
Молот, наковальня

Солнце – спать, ты ему не давай!
Говорил человек, раздувая пламя
Руки к лому примерзали, земля
Но мне не перестать, не перестать, не перестать
Раздувая пламя

Я не слышу, что в словах твоих!
Говорил человек, уголь, пепел, сажа
Я лежал, снег меня хоронил
Но я не перестал, не перестал, не перестал
Уголь, пепел, сажа

Пой, гори, со мной не говори!
Говорил человек, сталью да по стали
Я слишком долго спал
Но я не перестал, не перестал, не перестал
Сталью да по стали
Молот, наковальня
Раздувая пламя
Уголь, пепел, сажа
Сталью да по стали

Молот, наковальня

Летит

«Жизнь в 100 слов»
Игорь Аглицкий, 2001

Колыбель, пелёнки, плач
Слово, шаг, простуда, врач
Беготня, игрушки, брат
Двор, качели, детский сад
Школа, двойка, тройка, пять
Мяч, подножка, гипс, кровать
Драка, кровь, разбитый нос
Двор, друзья, тусовка, форс
Институт, весна, кусты
Лето, сессия, хвосты
Пиво, водка, джин со льдом
Кофе, сессия, диплом
Романтизм, любовь, звезда
Руки, губы, ночь без сна
Свадьба

Свадьба, тёща, тесть, капкан
Ссора, клуб, друзья, стакан
Дом, работа, дом, семья
Солнце, лето, снег, зима
Сын, пелёнки, колыбель
Стресс, любовница, постель
Бизнес, деньги, план, аврал
Телевизор, сериал
Дача, вишни, кабачки
Седина, мигрень, очки
Внук, пелёнки, колыбель
Стресс, давление, постель
Сердце, почки, кости, врач
Речи, гроб
Прощание
Плач

Лорд Гад Фит Ми

Intro / Bridge
I Em I D Em I Em I Hm G Em I

Em
Роза в зубах или нож в кулаке —
D Em
Я шагаю за ней, словно на поводке.
Em
А захочет она — станцую при всех,
D Em
Пусть в глазах у неё танцует смех!

Refr:
Em D Em
Lord God fit me, Lord God fit me
Em
Lord God fit me
Hm G Em
Make your move and beat me!

Bridge

Ну и где же враги, ну и кто же друзья?
За столом — махалля, не твоя, не моя.
Это наша земля, tayi taya,
Если любишь её, полюби и меня!

Refr.
Bridge
A
Гоп-стоп, нераскрывшийся горб,
F#
Третья пуля попадает в лоб.
D
И гитарой вах-вах я ерошу твой мех,
E
Меня взяли в горах, я один из тех…

Noisy imrovisation in arabic/bluesy spirit on E

Am
А из города выходит Николя-Давид,
G Am
Его шляпа широка, его корень ядовит
Am
И когда — его, а когда — своей,

G D
Я встречаю песней каждый новый день!

Refr. I Am I G Am I Am I Em C Am I

Люби луну

Кирилл Комаров 2003

Мы пили водочку на крыльце
мы любовались родной сторонкой
а кто-то пел на околице
да так громко

мы побросали свои дела
туда-сюда а певца и нету
вот так нас песенка увела
на край света

люби солнышко люби луну
пой пой песенку идя через лес
а если потянет бес тебя ко дну
лезь по лесенке до самых небес

мы оседлали скорей коней
и полетели по косогору
звенела песня все веселей
да так скоро

вот темный лес встал вокруг стеной
тут бурелом лошадям по пояс
кто бы ты ни был ты только пой
во весь голос

люби солнышко люби луну
пой пой песенку идя через лес
а если потянет бес тебя ко дну
строй строй лесенку до самых небес
лезь по лесенке до самых небес

я разогнал друзей я расчленил коня
осень в глазах моих и на сердце гнет
не человек не зверь бродит вокруг меня
бродит невидимый и не поет

люби солнышко люби луну
пой песенку идя через лес
а если потянет бес тебя ко дну
строй строй лесенку до самых небес
лезь по лесенке до самых небес
до самых небес

Маленький Венский Вальс

Федерико Гарсиа Лорка, перевод Анатолий Гелескул

Десять девушек едут Веной
Плачет Смерть на груди у гуляки
Есть там лес голубиных чучел
И заря в антикварном мраке
Есть там залы, где сотни окон
А за ними — деревьев купы
Хай
Хай-яй-яй
Так возьми этот вальс, возьми
Этот вальс, закусивший губы

Я хочу, я хочу, я хочу
Я хочу тебя там, на Луне
На пещерной подстилке из лилий
И с увядшим журналом в окне
И в укромном гнезде маргаритки
И в том танце, что снится улитке
Хай
Хай-яй-яй
Так возьми, так порадуй теплом
Этот вальс с перебитым крылом

Этот вальс, этот вальс, этот вальс, этот вальс
Полный смерти, мольбы и вина,
Где шелками играет волна

Есть три зеркала в венском зале
Где губам твоим вторят дали
Смерть играет на клавесине
И танцующих красит синим
И на слёзы наводит глянец
А над городом — тени пьяниц
Хай
Хай-яй-яй
Так возьми этот вальс, возьми
На руках умирающий танец

Я люблю, я люблю, моё чудо
Я люблю тебя вечно и всюду
И на крыше, где детство мне снится
И когда ты поднимешь ресницы
А за ними, в серебряной стуже
Старой Венгрии звёзды пастушьи
И ягнята, и лилии льда
Так возьми этот вальс, возьми
Он зовётся: »Люблю навсегда»

Этот вальс, этот вальс, этот вальс, этот вальс
Полный смерти, мольбы и вина,
Где шелками играет волна

Я с тобой танцевать буду в Вене
В карнавальном наряде реки
В домино из воды и тени
Как темны мои тростники…
А потом прощальною данью
Отравив свой застенчивый страх
Я оставлю эхо дыханья
В фотографиях и флюгерах
Поцелуи сложу перед дверью
И волнам твоей поступи вверю
Ленты вальса, скрипку и прах
Этот вальс, он уснул на руках
И он твой теперь
Весь, что он есть

Маленький праздник

Я из тысячи слов выбираю одно
Чтобы сделать его кирпичом в стене
Если именно здесь не хватало его
Это маленький праздник, так нравится мне
Ещё, чуть выше, той силы уж нет
Дотяну ли до неба? Так нравится мне

Я из тысячи вод выбираю одну
Чтобы пить допьяна, растерять ”но” и ”не”
Если утром на месте сидит голова
Это маленький праздник, так нравится мне
Расскажи, если можешь, где были вчера
Был ли маленький праздник, как нравится мне?

Я смотрю им в глаза, выбираю одну
Чтобы с ней вдвоём позабыть о войне
Уйти на рассвете, пока она спит
Это маленький праздник, так нравится мне
Бумажка и номер: я буду ждать
Это маленький праздник, так нравится мне

Я из тысячи масок выбираю одну
Чтобы быть, как я, чтобы быть, как все
Если я замечаю – меня узнают
Это маленький праздник, так нравится мне
Наплевать бы на всех, да с открытым лицом

Был бы маленький праздник. Как нравится мне.

Манхэттен и Берлин #1

Мне дали двадцать лет тоски и скуки.
Провален взлом системы изнутри.
Мой срок отмотан. Вот вам бонус в руки.
Сперва берём Манхэттен. Потом берём Берлин.

Меня ведёт знак, данный вместе с кожей,
И красота гербов, что смотрят с наших спин.
Меня ведёт не меньше, чем Глас Божий.
Сперва берём Манхэттен. Потом берём Берлин.

Да, я люблю твой способ ладить с миром,
Люблю твой дух, и твой костюм, и что под ним,
Но взгляни на этот строй, как едешь мимо.
Ты видишь,
Ты веришь,
Ты знаешь —
Я был одним из них.

О, ты любила меня битым. Теперь боишься, что я мог победить.
Тебе б немножко дисциплины, и ты б смогла меня остановить.
О, ночь за ночью: »Дай начать мой труд !» Как я молил…
Сперва берём Манхэттен. Потом берём Берлин.

Мне не по душе твой бизнес, дядя.
Мне не по душе ни крэк, ни винт.
Не греет, что сестрёнка стала блядью.
Сперва берём Манхэттен. Потом берём Берлин.

Да, я люблю твой способ ладить с миром,
Люблю твой дух, и твой костюм, и что под ним,
Но взгляни на этот строй, как едешь мимо.
Ты видишь,
Ты веришь,
Ты знаешь —
Я был одним из них.

За штучки, что прислала — вот спасибо!
Фанерный контрабас и бабуин.
Всенощно упражняясь, тратил силы. Теперь готов —
Сначала взять Манхэттен. А после взять Берлин.

Помни меня: я жил не ради славы.
Помни меня: чемодан твой нёс один.
Но это — День Отцов, и каждый ранен.
Сперва берём Манхэттен. Потом берём Берлин.

Манхэттен и Берлин #2

Сначала были песни иностранцев
Пришедшие из благостной земли
И снилось нам, безвестным оборванцам
Как мы возьмём Манхэттен
Потом возьмём Берлин

Нам нравилось решать, кто здесь прекрасен
Нам нравилось решать, кто здесь кретин
Но как ни пей и как не пой, герой и господин
Возьми сперва Манхэттен
Потом возьмёшь Берлин

Смеялось Время хриплым грязным смехом
Над каждым днём, когда мы не могли
С похмелья, с пьяных глаз или с разорительной любви
Сначала взять Манхэттен
А после взять Берлин

Мне незачем влезать в ваш хамский бизнес
Мне ни к чему быть добрым или злым
Зачем мне знать, куда ушли все те, с кем вместе мы
Пытались взять Манхэттен
А после взять Берлин

Люби меня со всей возможной силой
Я не смогу быть вечно молодым
Люби меня за то, что я когда-то кем-то был
Когда я взял Манхэттен
А после взял Берлин

Напомни мне, когда вокруг всё стихнет
Когда я стану дряхлым и седым
Напомни мне в простых словах о том, что я один
Из тех, кто взял Манхэттен
А после взял Берлин.

Мировая печаль

текст по мотивам песни Леонарда Коэна Everybody Knows

каждый знает твой гений велик
каждый знает как тяжек был труд
каждый знает тебе недоплатили
все молчат но они всё врут
каждый знает что ложь неизбежна
каждый простит и себя и тебя
каждый путает память с надеждой
каждый знает лучше взять чем отдать
каждый знает что Бога нет
каждый лелеет свою молитву
каждый знает быть слабым есть грех
каждый думал о таблетках и бритве

и как я могу стоять на ногах
и мямлить ещё какие-то речи
когда вся мировая печаль
на мои слабые плечи

каждый стоял перед медлящим танком
каждый сидел за убийство любви
каждый ходил Фермопильским проходом
каждый валялся убитый в пыли
каждый резал свою котлету глядя
на клочки камуфляжа прилипшие к костям
каждый мечтал за страницей страница
они узбеки а я Чингисхан
каждый знает он твой лучший друг
чем хочет поможет но денег не даст
и если в угол его не прижмут
то может быть даже и не продаст

и как я могу стоять на ногах
и мямлить ещё какие-то речи
когда вся мировая печаль
на мои слабые плечи

каждый гулял на нашей свадьбе
каждый знает что ты одна
каждый видел тебя без одежды
каждый знает что ты мне верна
каждый мерил свою любовь на кроны
каждый думал А сколько оставить себе?
каждый знает твои миллионы
это то что ты когда-то видел во сне
каждый знает ты скоро умрёшь
каждый поможет если придётся
распори свою грудь и на сердце своё
дай им взглянуть пока оно бьётся

Молодой дьявол

Музыка Владимир Мартынов / Василий К.

нарисованный чужим разумом
силуэт непонятно чего
напрягаешься отторгается
а ведь это просто песня про то

как шуршали шудры когда я
сам себе ярко мерзок и мил
наслаждаясь своим покоем
из покоев её выходил
пей молодой дьявол
пей пой
пей молодой дьявол
и оставайся со мной

кости ломаны флаги порваны
с цветка на цветок в сапогах
кто живёт а кто пишет истории
о героях и о дураках

я растерян как шлюха в церкви
перед списком твоих проблем
как волна берегу тело
ты оставил их мне насовсем
пей молодой дьявол
пей пой
пей молодой дьявол
и оставайся со мной

как копали себе могилы
а из вынутой тяжко земли
вавилонские личные башни
рядом в небо во имя любви
как там дела у соседа
фак выше чем у меня
вдруг возьмёт да успеет
глубже глубже яма моя
ямаямаяма моя

не прощайся с ним время раннее
вам ещё лететь вдвоём по трубе
я копирую в письмо вечности
всё что он говорил тебе

ты не можешь быть некрасивой
мне не веришь спроси у врача
в середине тебя горит солнце
потому ты так горяча

пей молодой дьявол
пей пой
пей молодой дьявол
и оставайся со мной

Молодость

Прости меня, мой истукан
Что я не стал таким, как ты
Деревянный крест свободы
И на нём кастрюля пустоты
И я хотел бы рассказать
Тебе, как мы живём
Но все эти мы – давно не я
Боюсь, ты не поймёшь

Молодость ага

Прости меня, моя любовь
Что я менял тебя на секс
Прости меня, мой секс, что я
Менял тебя на то, что есть
Слегка обидно, но легко
Остаться при своём
В других мирах, других телах
Станцуем и споём

Молодость ага

Всё, хватит извиняться
Так можно и упасть
Так можно уронить то, что
Нам никогда нельзя терять
Я знаю то, что знаю
Сказал то, что сказал
Давай ещё. Всё впереди
Как будто ты не знал

Молодость ага

Монотеизм

Безобразная опера, слышу
Они забыли отключить телефон
Я вываливаюсь из постели
Недосмотрев порнографический сон
В сотне метров по линии взгляда
Она ставит кофе, ей не хочется жить
А в свободной руке — сердце-граната
А кольцо на полу, она не будет звонить

В сотне миль по линии мысли
Он вернулся домой, он стоит средь руин
И не смеет коснуться кучи углей
Здесь была та комната, где жил его сын
И вслед за австралийским поэтом
Я готов расплющить свой нос о стекло
Наблюдая уродливость мира, молюсь
Духу Любви, монотеизму назло!

Может быть один только Бог
Может быть одна только Смерть
Но может ли быть одна только Любовь
Чтоб для неё жить и с ней умереть?

Было страшно от силы твоих тонких рук
Когда ты развела кошмар бытия
В стороны, как половинки кулис
И встала на моей сцене, стройна и горда
Мне нравится видеть, как ты растёшь
Как становишься мудрой, день ото дня
Как прощаешь мне то, что нужно простить
И приручаешь ту тварь, что порою есть я

Где ты был? Я не помню, где
Как её звать? Я не помню, как
Я признаю, что не виноват
Я не предатель, я просто дурак

Может быть, я когда-нибудь тоже смогу
Представляться просто парой слов
Вроде — я, Православный Христианин
Вроде — я, Степной Волк, из Рода Волков
А пока — это слаще, чем пиво с утра
Ярче, чем всё золото со всем серебром
Романтичней, чем Алые Паруса
Дороже Silicon Valley со всем барахлом

Кто не верит нам — выйди вон
Кто мешает нам — выйди вон
Несовершенен и незавершён
Но это наш мир, и нам нравится в нём

На облаках сидит пухлый Бог
Рядом с ним — тощая Смерть
Кого им не хватает, так это Любовь
И у меня она, кажется, есть

Ite, missa est, массаракш

Мост через океан

текст Василий К./В.В. Спиридонов

мост через океан
мне не всё равно
куда ты пойдёшь

день серо но светло
пусто но грязно
или грязно но пусто

мы родились в электрическом поле
мы живём в электрическом поле
так давно в электрическом поле
страшно быть в электрическом поле
можно жить в электрическом поле
будем жить в электрическом поле
это что? да так друг оставил
ну ладно это ещё не кролик

мост через океан
тебя никогда
никто не поймёт
мост через океан
это нужно тебе
никто там не ждёт

мост через океан
по стали над синим
одиноко и ярко

Мы — все (Сломскудаск edition)

Чей рука превращать мой земля в песок?
Скоро зима, и в трубах идет война
Где я ходить, где просить на хлеба кусок?
Кто водка пить, тот знает вкус вода
Обратно в бога, обратно, где все за любовь
Кто хотеть целовать меня в живот?
А запах ее — это запах морская тварь
Ниже и ниже, и ниже. Воот.

Мы все плетемся за тобой,
Мы все пыхтим друг другу в зад,
Перебивая речь пальбой,
Не бойся посмотреть назад.
Нас двадцать пять, и я — твой брат
Не бойся, ты увидишь

Мы как трепетные птицы

Слова и музыка: Эдмунд Шклярский, гр. Пикник

Мы, как трепетные птицы
Мы, как трепетные птицы
Мы как свечи на ветру
Дивный сон ещe нам снится,
Да развеется к утру.

Встаньте в ряд, разбейте окна
Пусть всe будет без причин
Есть, как есть, а то, что будет,
Пусть никто не различит.

Нет ни сна, ни пробужденья
Только шорохи вокруг,
Только жжeт прикосновенье
Бледных пальцев нервных рук.

Бейте в бубен, рвите струны,
Кувыркайся, мой паяц
В твоeм сердце дышит трудно
Драгоценная змея.

Бейте в бубен, рвите струны
Громче музыка играй
А кто слышал эти песни,
Попадает прямо в рай.

Мы, как трепетные птицы
Мы как свечи на ветру
Дивный сон ещe нам снится,
Да развеется к утру.

Нет ни сна, ни пробужденья
Только шорохи вокруг,
Только жжeт прикосновенье
Бледных пальцев нервных рук.

Мы, чобаны

Расстелись белая дорожка потанцуй смуглая немножко
небеса высоко над травами города далеко за скалами
руки твои гибкие как змеи когда ты танцуешь между лезвий
и лучи твоей улыбки отражаются в железе

если ты сядешь на колени если я покрою буркой землю
отложу старое ружьишко пощекочу бородой под мышками
нам ручей шепчет слово доброе нам ветра поют слова суровые
дорога сердцу свобода чистая вода любовь под небосводом

вдаль уводит белая дорожка мы бежим притоптывая ножками
мы уйдем чтобы возвратиться мы вернемся чтобы испариться
нам ручей шепчет слово доброе нам ветра поют слова суровые
дорога сердцу свобода чистая вода любовь под небосводом

1999

На Земле

Музыка Tinariwen слова Василий К.

На Земле кому ползать в золе
а кому хохотать колыхаясь в седле
в мягком седле на высоком осле

На Земле стоять на столе
и стремиться к земле но остаться в петле
в мягкой петле в скользящем узле

На Земле свернуться в тепле
и тихонько мечтать о воле и о крыле
как кругами к земле на подбитом крыле

На Луне

понимаешь ли ты какой ты маленький
понимаешь ли ты какой ты слабенький
снизу вирусы разумные сверху
горнила огненные
со всех остальных сторон тебе подобные

и ты хотел бы жить в Солнечном городе
я хочу жить в Солнечном городе
всем надо жить в Солнечном городе
но мы живём на Луне

да мы живём не на внешней поверхности шара
мы живём внутри каменной сферы
мы не жертвы террора и не жертвы пожара
мы заложники нашей загадочной веры на Луне
мы живём на Луне

телескопы пялятся ракеты строятся
мы убеждаем друг друга не беспокоиться
где-то в каменной сфере должно быть отверстие
путь на другую планету от нашего бедствия

и мы планируем улицы в Солнечном городе
пишем романы о Солнечном городе
куда попадают через дырку в своей голове
и мы живём на Луне

2009

На моей войне

Capo III fret

Intro/Bridge /Em/D/Em/D/Em/Em/

Em C Em
На моей войне, на моей войне
D Am
Непонятно , кто на той стороне.
Em C D G
И каждый мой удар бьёт назад вдвойне
Am7 Am7\B Hm7 Em
На моей войне, на моей войне.

Bridge

На моей войне часто не понять:
Лучше в бой, ура, или отступать?
Лучше — руки вверх, или пленных брать?
Лучше — победить или проиграть…

Bridge

На моей войне так же жарко днём,
Так же ночь ярка кровью и огнём.
И как они кольцом, мы — спиной к спине,
Так же свет в конце — на моей войне.

Bridge
G
У любви и у крови — солёный вкус,
Dm
Зелена надежда, зелена моя грусть,
F
Да, мы знаем друг друга, 300 лет назад
D A E
Было тело другим, но был тот же взгляд…

Bridge

И в моих боях, так же, как в твоих,
Вяжет вместе любовь мёртвых и живых.
И если я пойму, что ты веришь мне,
Будет легче нам выжить в этой войне.

Надоело

Если на свете что-то скучнее, чем секс
Или есть там что-то бездарнее, чем рок-н-ролл
Или что-то глупей, чем бутылка, игла и косяк
И не знает никто, в какой позе, сколь долго и как

А в книжках старинных, в симфониях длинных сокровенной мудрости нет
И кто-то из нас, подохнув, станет святым
А подохнем ведь все, и никто не останется здесь, чтоб рассказать
Тупорылым потомкам о том, что мы были ничуть не забавнее их

Надоело, надоело
Небеса, отвернитесь — я снимаю штаны.
Надоело, надоело
Кто кастрировал нас, тот не ведает чувства вины
Надоело, надоело
Повернитесь обратно, с этого вам не краснеть
Надоело, надоело
Умирать, воскресать, напиваться, ебаться и петь

Мои женщины были из разных древесных пород
Я бы мог возмутиться, не будь сам таким же бревном
Но любовь дровяная не меньше твоей любви, стань у костра
Стань у костра, смотри, как трещат дрова

Время пихает мне в жопу обструганный грубо осиновый кол
Ему жалко транжирить зазря серебро Господа моего
Я смотрю, как солдаты любви играют в футбол
Проигравших утопят в говне, победившим не будет совсем ничего

Надоело, надоело
Небеса, отвернитесь — я снимаю штаны.
Надоело, надоело
Кто кастрировал нас, тот не ведает чувства вины
Надоело, надоело
Повернитесь обратно, с этого вам не краснеть
Надоело, надоело
Умирать, воскресать, напиваться, ебаться и петь

Они изловили в лесу дикарку из племени Го
И, подвесив её вниз головой, стали шляться вокруг
Я ослеп от солнечных бликов на коже блестящей лоснящихся ног
Её платье из листьев упав, закрыло лицо

Песня за песней, волна за кормой, паруса
«Титаник» ржавеет, и нахрен его доставать
А с ней всё в порядке, вчера я видел её издалека
Если б знать, на каком языке она бы могла рассказать

Надоело, надоело
Небеса, отвернитесь — я снимаю штаны.
Надоело, надоело
Кто кастрировал нас, тот не ведает чувства вины
Надоело, надоело
Повернитесь обратно, с этого вам не краснеть
Надоело, надоело
Умирать, воскресать, напиваться, ебаться и петь

Насилие

Насилие, насилие, насилие, насилие, насилие, насилие, насилие мое. Насилие, насилие, насилие, насилие, насилие, насилие, насилие oh yeah. Носи меня, насилие, насилие, насилие, от Пензы до Бразилии, от нищеты бессилия проваленной земли.
Неси меня, насилие, красивого Василия, с рогами изобилия, с крылами крокодильими, с ужимками горилльими, в оправданных усилиях, сквозь бури сквернославия, к Порядку и Любви.

2006

Наша махалля

Это наша махалля, дальняя дорога
Бог за нас, а если что – мы поможем Богу
Мир принёс, так мир прими, с этим у нас строго
Бог за нас, а если что – мы поможем Богу

Все тут – жёны и мужья, все прошли ту школу
И, по сути естества, все единополы
Нам неважно, где конец, тем и знамениты
Мясо, кости и душа крепкой жилой сшиты
Сядь к огню, возьми стакан, отдохни немного
Бог за нас, а если что – мы поможем Богу

Спрячь в рюкзак свой тамбурин, он тебе не нужен
Наш народ – все, как один – с тишиною дружен
Нас тут десять тысяч душ в обнажённом свете
Слушать будем, но вот вслух вряд ли кто ответит
Вот тебе моя рука – дотянись, потрогай
Хочешь научить словам – нам не по дороге

Слышишь свист? А ну, пригнись – это тётя Оля
Прилагает гений свой к очередной роли
Пусть Судьба и не хрома, просто однонога
Верим во второй приход Карлика с Бульдогом

Это наша махалля, дальняя дорога
Бог за нас, а если что – мы поможем Богу

Не воровать

Припев
| Am | Em | D7 | Em E7 | Am | Em | D7 | Em |

Куплет
| Em | Em | A | Em | A C | B | Em | E |

Не воевать не воровать я еду петь я еду играть
среди черных стен и злых сирен мое сердце будет с твоим танцевать

распахнул свою дверь зеленый вагон
проводница в мой паспорт смотрит устало
шпана на перроне играет в омон
моя Санта-Мария идет от причала

не воевать не воровать я еду петь я еду играть
еду в Уфу еду в Челябинск я везу людям маленький праздник
не воевать не воровать

ищем правду врозь и вместе
роем глубокие ямы
играем в футбол играем все вместе
кто бьет криво кто прямо
от Путина вниз зловонный стояк
сточные трубы в хрущевке
сквозь попов паханов и серых собак
до гопоты на районе счастливой от водки

не воевать не воровать я еду петь я еду играть
я хочу слушать хочу понимать только если ты не будешь мне врать
не воевать не воровать

мне не хватит мудрости их полюбить
как нибудь бы не ненавидеть
эволюцию вспять не раскрутить
время придет ящер сгинет
грязный лед по волге плывет
завтра его здесь не будет
медленно медленно солнце встает
кого не сожжет тех разбудит

не воевать не воровать я еду петь я еду играть
кладу инструмент на верхнюю полку смотрю в окошко то на дон то на волгу

в Ростове меня встретит Андрей
в Минске Костя в Запорожье Сергей
в Вологде Света и Стас в Уфе
а в Москве нам забьет концерт Тимофей
этот джаз заставил пахать мое эго
и привел в мою жизнь хороших людей

не воевать не воровать я еду петь я еду играть
это то что люблю и немножко умею вези меня скорый вези скорее
не воевать не воровать я еду петь я еду играть
среди черных стен и злых сирен мое сердце будет с твоим танцевать

2012

Не моя

Брат вернулся с брань-реки
застучали молотки
снова шашка плетка стремена
не моя это война
на канале два буя
ни одна война не моя

Папа нас собрал на двор
рассказал кто на самом деле вор
а что у нас все напрекосяк
виноват заморский враг
флаг над родиной моей
а под флагом сто чертей
два яйца у пацана
не моя это война

не моя это война
ни одна война не моя

никто зверя не видал
только Папа расписал
знаем что живет в лесу и
покупает душу за колбасу
извини мой вороной
когда пьяный я злой
мерзнет красная сопля
ни одна война не моя

не моя это война
ни одна война не моя

если свору не собрать
то и сваре не бывать
не моя это война
ни одна война не моя
война не моя
не моя
| Cm Gm | Cm Gm | Eb Gm | Eb Gm |
| Cm Gm | Cm Gm | Eb Gm | Cm Gm | Cm Gm |
| Eb Gm | Ab Gm | Cm Gm | Cm Gm |

(2016)

Не мы

Am
Нас нужно сослать на другую планету
G Am
с мешком кислорода и с баллоном травы
Слышишь сирены это за нами
Это за нами но это не мы

Hm
Жить как коралл помирать как T-Rex
A Hm
долго с вонью и грохотом
Оглянулся доволен сижу как герой
пустота разражается хохотом
Em Hm
И я стоял перед тобой на коленках
A G
я делал неприличные жесты рукой
Em Hm
И не знаю считать ли себя человеком
A Hm
и что делать со всей этой красотой

E G#m D A
Красотой красотой красотой красотой
G Hm
Что мне делать со всей этой красотой

Em
Нас нужно сослать на другую планету
D Em
с мешком кислорода и с баллоном травы
Слышишь сирены это за нами
Это за нами но это не мы

Hm
Если бы я был испанским ди-джеем
QuadroPedro Huega Senorita Senor!
Я бы выглядел лучше звучал веселее
но вокруг был бы тот же бетонный забор
И я живу как пришелец в человеческой коже
потому что не знаю кто чужой а кто свой
И никто не подскажет никто не поможет
Что мне делать со всей этой красотой

Красотой красотой красотой красотой
Что мне делать со всей этой красотой

Em
Нас нужно сослать на другую планету
с мешком кислорода и с баллоном травы
Видишь машины это за нами
Это за нами но это не мы
Em Hm
И я тащу за собой чемодан впечатлений
A G
их рейтинг на рынке почти нулевой
Em Hm
Но никто не сказал мне а сам не умею
A Hm
Что мне делать со всей этой красотой

Красотой красотой красотой красотой
Что мне делать со всей этой красотой

Em
Нас нужно сослать на другую планету
с мешком кислорода и с баллоном травы
Видишь машины это за нами
Это за нами но это не мы

Вот наши визы и наши билеты
туда где нет ветра и нет воды
Что в чемодане? В каком чемодане?
Это не наше и это не мы

Не сдавай

текст 1 куплет Ветхий Завет, Книга Руфь, 1:16
3 куплет Сергей Аверинцев 1937-2004
2 куплет, припев Василий К.
Рифма * Кирилл Комаров

куда ты пойдёшь туда и я пойду
и где ты будешь жить там и я буду жить
твой народ будет моим народом
и твой бог будет моим богом
и где ты умрёшь там и я умру
и с тобой погребён буду

встреть меня узнай меня
открой меня прочитай меня
коснись меня ощути меня
и пока я тобой не сдавай меня

у меня тут одинокий праздник плоти
у тебя там одинокий праздник духа
то что мы не кинули линков друг другу
говорю это сыр нерж и непруха
ты же видишь на мне чевоболь Shibayatsu
значит я современней даже Оберста с Ошой
а есть у меня ещё бро сердечный
кличут Киркомом
так вот он присягаю тоже хороший*
мы жжем джулимбу и крутим верёвки
и вообще развлекаемся и так и иначе
среди наших низких и средних частот
нет ни герца сомнения в том
для чего ты предназначен (а)
или (о) сексуально
корректным будет последнее но
я не верю ни во что не почувствовав запах
не поддев копытом не упёршись рогом
не помацав в лапах

и если тебе от этого флуда
не стрёмно и не страшно
знай я знаю ты живёшь в Тольяттинской Башне
Lovelight!

встреть меня узнай меня
открой меня прочитай меня
коснись меня ощути меня
и пока я тобой не сдавай меня

научи поминать и помнить
что я – пепла щепотка
горькая горстка сора
прах возметаемый ветром
персть что в персть возвратится
дай видеть то и другое
пепла праздную зыбучесть
и запечатлевшийся на пепле
стопы Твоей отпечаток

встреть меня узнай меня
открой меня прочитай меня
коснись меня почувствуй меня
и пока я тобой не сдавай меня

Не смогу

Я построил бы над тобой
купол железный шатер золотой
чтобы до тебя не добраться врагу
но не получится не смогу
я не сумею не смогу

если тебя волею злой
умыкнет чародей лиходей ледяной
я пророю тоннель в бездонном снегу
но не получится не смогу
я постараюсь но я не смогу

если тебе будет нужен другой
сильный уверенный и волевой
я ударюсь о землю обернусь на бегу
не получится не смогу
буду учиться но я не смогу

если бы скрылась ты под водой
мне запретив идти за собой
я бы лег белой костью на берегу
но не получится
не смогу

2013

Не торопясь

Не торопясь
Василий К.
2007

мы поднялись на зелёный пригорок
не торопясь не торопясь
смотрим вниз на этих чудных коровок
тихо смеясь меж собой веселясь
которая? та, с золотистым отливом?
вертит хвостом средь ромашек резвясь
вижу тебя хорошо зацепило
всё будет но только
не торопясь

коварство онтологической жопы
покажет тебе всё что хочет твой глаз
может быть это вообще антилопы
травки пожуй присмотрись ещё раз
выбор поставлен на вечный повтор
и это не Slim Shady или Razamanaz
либо мясник либо тореадор
так что не торопясь не торопясь

ты никогда ничего не узнаешь
это закон это приказ
я никогда ничего не смогу
это честный ответ всем кто смотрит на нас
доверься мне я знаю как надо
Godом клянусь! Клянусь Godом!
выдержать стиль демонстрировать класс
мы спустимся вниз и трахнем всё стадо
но не торопясь
не торопясь.

2007

Небо в алмазах

А мне с утра было так плохо
А это небо казалось кирпичным
А моё золото стало горохом
А мой герой превратился в спичку

И я пошёл туда, где много женщин
Нашёл одну, что меня пожалела
Окатив сероглазыи упрёком
Мне дала – не себя, но лишь денег

И я направил свой шаг в Колизеум
Вдохновлённый античностью дымной
Мне сказали – Мужик, да ты патриций!
И в мой стакан потекли реки Рима!

И я увидел небо в алмазах
И я услышал хор ангелов светлых
И я коснулся лона Мадонны
И я ужрался нектаром бессмертных!

А мне с утра опять было плохо
Но уже по другой причине
Мне вдруг стало так одиноко
И я вспомнил, что я, бля, мужчина

И я расконсервировал крысу
Оказалось, что крыса протухла
Но если в лагере кончилось мясо
Для вождей нет причин падать духом

И вот опять я средь сестёр милосердия
В боевой чёрно-синей раскраске
И вокруг меня — жертвенный танец
И на выбор – любая из масок!

И я увидел небо в алмазах…

А я всю ночь просидел за стаканом
С Ван-Гогом и Хемингуэем
И тупорыло уставясь на утро
Ощутил себя полным пигмеем

Ах, чего же меня не приемлют
Ни народ, ни надменные снобы
Ах, зачем в этом мире нетрезвом
Столько пёсьей безбашенной злобы

И я отдался во власть графоманства
Тараканам скомандовав – Смирно!
Мне сказали – Мужик, да ты фанатик,
Но – пошуршали, и подчинились!

И я увидел небо в алмазах…

Но если крабы врезаются в скалы
Значит, так кому-нибудь надо
И если рыбы вылазят на берег
Значит, так кому-нибудь легче
И если есть средь кальмаров свой Кафка
Значит, нам неведомо море
И если мысли ставрид глубже наших
То всем нежабродышащим – горе
Но коль Христосы бродят по водам
Значит, власть этих вод не смертельна
Значит, старая шлюха Природа
Как и раньше, добра к своим детям

И значит – стоит видеть небо в алмазах
И стоит слушать хор ангелов светлых
И стоит щупать Мадонну за лоно

И стоит жрать нектар у бессмертных

Негры

На мурманско-финской границе
В самый разгар февраля
Пять негров решили на Запад пробиться
Надо ж так ебнуться, бля

А аа аа
Пять негров и пурга
О оо оо
Five negroes in the snow

Пять спортивных костюмов
Пять африканских горячих сердец
Десять белых кроссовок
И один неизбежный, бесстрастный пиздец

А аа аа
Пять негров и пурга
О оо оо
Five negroes in the snow

Их откопали солдаты через год
Или, кажется, два
До границы осталось ну метров ну тридцать,
Но только, видать, не судьба, не судьба

А аа аа
Пять негров и пурга
О оо оо
Five negroes in the snow

Эту сагу поведал мне врач-патологоанатом, который работал в судебно-медицинской экспертизе и который купил у меня квартиру, точнее, не у меня, а у моей сестры. Мы сидели в баре «Роджер», что на углу Папанина и Полярных зорей, я пил кока-колу со льдом, врач пил кофе и коньяк. Наташка тоже была там и пила не помню чего. Насчёт Наташки было ясно, что с ней всё становится всё менее и менее ясно, потом стало яснее, но ненадолго. Врач посидел, рассказал ещё пару саг и ушёл, а я думал о пустых пивных банках, о сигаретах, о любви и симпатии, немножко о гитарах, и мысли мои текли спокойно, я принимал жизнь такой, какая она есть, и был полон суровой доброты, и в моих мирах отныне и навсегда осталось место для пяти сыновей далёкой Африки, которым хватило ума сообразить, что в Финляндии-то получше, но не хватило — одеться потеплее. И эта картина до сих пор стоит у меня перед глазами — пятеро, цепочкой, идут, увязая и спотыкаясь, сквозь буран, потом падают, один за другим, и их заносит снегом! снегом! снегом!

А аа аа
Пять негров и пурга
О оо оо
Five negroes in the snow

Неизвестный солдат

Я проснулся в 10.35 и выпил чашку кофе
Вышел на проспект и направился прямо на вокзал
На вокзале подошёл человек и спросил, если нужно
Мне чего-нибудь
Я сказал, что нет, а потом подумал, что соврал

Я купил сигарет и залез в автобус номер 8
Или 10, или 3
Я заметил поотрясающую бэби в ужасающем пальто
Позади меня стояли два резкопахнущих матроса
Без моря нет романтики, так же
Как без водки нет любви

Неизвестный солдат
Охраняет небо
Неизвестный солдат
Видит то, что мне не видать
Неизвестный солдат
Делал то, что мне не делать
Неизвестный солдат
Бывал там, где мне не бывать

Но если всё будет двигаться в таком вот странном стиле
То в один из этих дней
Я скажу тебе – прощай

Я покинул транспорт, когда понял, что не знаю, куда еду
Я понял, что не знаю, что мне дальше делать с этим днём
Я побрёл вдоль дороги, справа пыльная трава, машины – слева
Наверх, где расположен значительных размеров водоём

Лёд ещё не сошёл до конца, но солнце грело славно
Я лёг на берегу, мысли плавно вывернулись в сны
Разбудило шебуршание в кустах, кто-то собирал бутылки
Я взглянул на часы – на часах было 2 часа весны

Неизвестный солдат…

Я зашёл к приятелю, который живёт у остановки
Не то чтоб так хотелось его видеть, просто некуда пойти
Я мысленно вздохнул, когда сказал ”привет” его девчонке
Подумал — посижу и поболтаю примерно до пяти

Я не умею отвечать на формальные вопросы
Как дела? – как они на самом деле, эти хреновы дела
Наверно, было наказанием, что Вика не знала верной дозы
За то, что йенгом пытался проложить себе путь на небеса

Неизвестный солдат…

Я выглянул в окно, 6-й этаж, этот город раньше был моим
Я люблю его асфальт, его грязь, его воду, его дым
Он стоит на холме, ко мне спиной, и глядит на стадо ржавых кораблей
Как и я, сын всепрощающей земли и медлительных камней

Хотелось написать мне песенку, чтоб обо всём и сразу
А вышла, сами видите, такая ерунда
Ну что ж, квадрат так квадрат, вот ещё обесточенная фраза

Хотелось мне, как лучше, а вышло

Никуда один

Всё будет хорошо
Я дам тебе ишшо
10 раз по 100 грамм это литр
А Кришна это синий Гитлер
Танцую в пиджаке
Бульдог на поводке
Индульгенция а руке
Тот, кто мне мешает, получает ибанезом по башке!

Я иду вперёд мимо ржавых саксофонов
Через лабиринт необязательных законов
Пока я в поступательном, я непобедим
Но никто никогда не попадает никуда один

Я забыл помыть посуду — где твоя любовь?
Я читаю что не нужно — где твоя любовь?
Я споткнулся, рожей в лужу — где твоя любовь?
Я перепутал 7 и 8 — где твоя любовь?
Я это взял, а это бросил — где твоя любовь?
Я получил письмо от Лены — где твоя любовь?
Я превратился в сколопендру — где твоя любовь?

Я иду вперёд, тут гвозди, а тут лёд
Каждый коридор обязательно куда-нибудь ведёт
Вдалеке еле-еле виден свет
В жизни не поверю, что никого там нет!

I don’t give a shit
I don’t give a shit
Babe, babe, babe, babe
(I don’t give a shit)
Babe, babe, babe, babe
Babe, babe, babe, бей!

Я иду вперёд мимо чьих-то миллионов
И спизженных из моего кармана телефонов
Пока я в поступательном, я неостановим
Но никто никогда не попадает никуда один
Никуда один
Один

Новый век

Слышишь стук стальных колес под окном
занавеску отодвинь посмотри
он заходит в твой притихший дряхлый дом
слышишь тяжкий шум шагов у двери
загляни в его стеклянные глаза
прикоснись к его холодному плечу
попроси его хоть что-нибудь сказать
ты открыл герою или палачу

но я надесь что он все же человек
новый мастер новый идол новый век

может он пришел любовь твою забрать
а взамен одарит бабой надувной
так подумай может стоит поменять
он не станет торговаться с тобой
может хочет в рабство грязное угнать
будешь жалобные блюзы сочинять
может зря мы стали трусить и гадать
может просто завернул сюда поссать

но я надесь что он все же человек
новый мастер новый идол новый век
пусть он будет хоть немножко человек
новый мастер новый идол новый век

пригласи за стол налей пусть отдохнет
вдруг он тоже любит выпить как и ты
потеплеет на душе и он споет
песню дивную нездешней красоты
только что-то он совсем никакой
встал в проходе и молчит как дурак
отодвинь его к стене а дверь прикрой
будешь вешать на него свой пиджак

но я надесь что он все же человек
новый мастер новый идол новый век
пусть он будет хоть немножко человек
новый мастер новый идол новый век

Куплет
| Hm | D Hm | Hm | Dm Hm | Dmaj7/4 D | E G D |
| Dmaj7/4 D | E G D |
| Hm | D Hm | Hm | Dm Hm | Dmaj7/4 D | E G D |
| Hm | Fm7 Hm |
| E | E Hm7/F Fdim7 |
Припев
| D Em | G Hm | D Em | G Em Hm ( F#m/A ) |

(1999)

Ностальгия по настоящему

Андрей Вознесенский

Будто послушник хочет к господу,
ну а можно лишь к настоятелю —
так и я умоляю доступа
без посредников к настоящему.

Будто сделал я что-то чуждое,
или даже не я — другие.
Упаду на поляну — чувствую
по живой земле ностальгию.

Я не знаю, как остальные
но я чувствую жесточайшую
не по прошлому ностальгию
ностальгию по настоящему.

Нас с тобой никто не расколет.
Но когда тебя обнимаю —
обнимаю с такой тоскою,
будто кто-то тебя отнимает.

И когда мне хохочет в рожу
идиотствующая мафия,
говорю: «Идиоты — в прошлом.
В настоящем рост понимания».

Я не знаю, как остальные
но я чувствую жесточайшую
не по прошлому ностальгию
ностальгию по настоящему.

Что прошло, то прошло, и к лучшему.
Но прикусываю, как тайну,
ностальгию по настоящему.
Что настанет, а я не застану.

Я не знаю, как остальные
но я чувствую жесточайшую
не по прошлому ностальгию
ностальгию по настоящему.

Обезьяны

Не разводи меня на потребление
не разводи меня не разводи
если на что-то не хватает денег значит не заслужила
работай и жди
стены всё тоньше земля всё ближе
древний кодекс рвёт изнутри
я смотрю себя смотрящего телевизор
говорящий ему – Ты меня не смотри!

И мы гребём как первые обезьяны
мы поём как новые обезьяны
мы идём как стройные обезьяны
мы живём как мудрые обезьяны

Это неважно где ты находишься
важно кому ты снишься и хочешься
я гребу в точно такой же пироге
надо мной точно так же хихикают боги
Эй, Терминатор! Выноси ведро!
значит что ли все остальные правы
я ловлю попугая беру за перо
и болтаю им вправо влево вправо

И мы висим как чистые обезьяны
мы свистим как юные обезьяны
мы танцуем как ловкие обезьяны
мы рисуем как белые обезьяны

Так пускай этот мир ещё подержится
мир где война не считается правилом
пусть нам ещё чуть-чуть померещится
что есть берега а мы плаваем
здесь было много приятных моментов
я с удовольствием их вспоминаю
недолепленный Голем возлюбленный век мой
не знаю как ты – а я тебя прощаю

И мы гребём как первые обезьяны
мы поём как новые обезьяны
мы висим как стройные обезьяны
мы летим как крылатые обезьяны

Может быть меня погладят может быть меня побьют
может быть меня откроют может быть меня заткнут
может быть меня построят может быть меня снесут
может быть меня накроют и отсюда унесут
может быть меня повесят может быть меня сорвут
может быть меня запишут может быть меня сотрут
может за меня заплатят может за меня споют
может быть меня услышат может быть меня поймут

Мне вчера приснился угол мне вчера приснился край
до свиданья гугл бай бай
может быть я всё забуду может быть я всё пойму
может больше никогда не буду и не будет нужно самому
может быть меня зароют может быть я прорасту
радужными лепестками в чёрном поле расцвету

Наши трупы
не украсят
этот
мир

2009

Ованес и Аша

Ованес Ерзнкаци, перевод — Наум Гребнев

Что такое со мной случилось
что за тьма надо мной сгустилась
был я сталью сталь искрошилась
был скалой скала обвалилась

грудь колыша стан изгибая
шла красавица молодая
повстречала меня обернулась
увидала меня встрепенулась

я с субботы на воскресенье
шел из верхнего храма в селенье
нес кадило с пахучим ладаном
ты меня ослепила негаданно

шел шептал я псалом Давидов
задрожал я тебя увидев
чуть заметно ты двинула бровью
я осекся на полуслове

я увидал тебя отвернулся
но ты бросила яблоко спелое
я рванулся к нему нагнулся
поднял яблоко красно-белое

я живу по Христову завету
мусульманин родитель твой
что же значит яблоко это
наземь брошенное тобой?

ты сказала мне: Семя гяура
не смотри на меня так хмуро
ничего что отец твой священник
мой отец мулла и кади
все забудем мы во мгновенье
лишь прижмешь ты меня к груди

молит господа мать Ованеса
пусть изгонят из сына беса
жжет она восковые свечи
шепчет в церкви такие речи:

пойте дьяконы «Бог помилуй»
может сын опомнится милый
возгласите отцы аллилуйю
жизнь спасите его молодую
он не знает божьего страха
повторяет лишь имя аллаха
в прегрешеньях своих не кается
нет спасенья мне убивается

отступись мой сыночек сдайся
повинись помолись покайся
проповедник во храме божьем
грех клянет твой простить не может

мать моя я твой сын и наследник
говорю что не прав проповедник
если раз он на Ашу глянет
сам как я он безумным станет

отступись мой сыночек сдайся
помолись повинись покайся
слышишь мать твоя плачет старуха
неужель твое сердце глухо

мать моя я твой раб до могилы
ты вскормила меня взрастила
но не жди чтоб я отступился
от любви мой ум помутился

отступись мой сыночек сдайся
помолись повинись покайся
для тебя любимого сына
присмотрю я дочь армянина
отступись мой сыночек сдайся
помолись повинись покайся
для тебя невеста найдется
что над верой твоей не смеется

примирись ты о мать дорогая
не гневись ты меня ругая
тонок стан у Аши невинной
звонок голос ее соловьиный

а Аша пред отцом стояла
слезы горькие утирала
бил ее и винил кади
с армянином мол не ходи

Ованес нашел ее вскоре
ты Аша облегчи мое горе
я стеная в горах блуждаю
как свеча восковая таю

говорит Аша: все на свете
я отдам но чтоб быть с тобой
ты три раза вокруг мечети
взяв кольцо обойди с муллой
примешь веру моих собратьев
станешь ханом в моих объятьях

нет Аша хоть в твоей я власти
нам не будет с тобою счастья
я исполнив твое пожеланье
обреку и тебя на страданье

лучше ты от своих законов
отступись Аша а потом
восемь выучи наших канонов
и псалмы в писаньи святом
то что грешный я сам позабыл
в час когда тебя полюбил

ростом малый умом великий
будь моим Ованес владыкой
поведи меня молодую
в день пресветлый в церковь святую
я твоей подчинившись вере
не разувшись открою двери
и священник во храме божьем
пусть венец на меня возложит

Одиссей

Узнаю ли твой остроносый корабль
Напишет ли кто-нибудь так обо мне
Обо мне и о клетчатой юбке её
О нас и о горькой загадке любви

Я знаю, он спит с одним из гребцов
Я не ревную — ну кто я такой?
Из-за стола не видать берегов
Какой нынче день и куда мы плывём

Песни чужие застряли во рту
Кто ел лотос, они или я?
Тупорылых наших праотцов свальный грех
Приятные люди, но я их не люблю

Сгорблен и сед, я вернусь назад
Ни отдать, ни продать, не спрятать, не снять
Другого из странствий своих не принёс
Сяду на землю, пережду её гнев

Однажды

Подавал одежды. Колебался между. Спотыкался трижды. Помирал от жажды. Не терял надежды на своё однажды.
Путался в одеждах. Втискивался между. Отрекался трижды. Наживался в жажду. Не терял надежды и не смог однажды.

2008

Одно место (мы бывали во многих местах)

мы бывали во многих местах
мы бывали во многих местах
мы бывали во многих бывали мы
(а во многих местах не бывали)
бывали во многих местах

но где же где же оно
это место одно
Одно место
Одно место
Одно место
Одно место

2011

Оркестр должен играть

лето 010 moscow disco лето 010 moscow disco
всё по-старому вор на троне в городе нечем дышать
если корабль тонет оркестр должен играть

палуба жжёт мне ноги с планеты не убежать
если корабль тонет оркестр должен играть

я жру хотя я не голодный рву на куски свою мать
она хочет жить ей больно она будет меня отдирать

мне неведом смысл долга я умею только брать
карой огненной или водной она будет меня убивать

дым поднимается к богу богу меня не видать
звук не спрятать за смогом оркестр должен играть

хорошо что я не в омоне что не надо бить и стрелять
любовь должна быть в законе а оркестр должен играть

встань Гулливер над страною здесь тебе надо поссать
в зловонном дыму и в раздоре оркестр будет играть
тонет он или не тонет оркестр должен играть

дым дым дым дым дым дым дым дым дым
одним херово хорошо другим
дым дым дым дым дым дым дым дым дым
трупы стоя сгорай молодым
дым дым дым дым дым дым дым дым дым
в бубен бом! в рынду тыдыннн!
дым дым дым дым дым дым дым дым дым
руах элохим мрахепет хамаим
дым дым дым дым дым дым дым дым дым
вою

2010

Отец Василий

Его предки его деды и отцы
они были краболовы и были кузнецы
я говорю и верно моё слово
они были кузнецы и были краболовы
ему не было равных в душевной силе
он говорил когда не просили
кто к нему приходил тех порой уносили
и наоборот
он себя называл Отец Василий
кое-что из того что он говорил
я записал я сохранил:

Хватить бродить по вавилонским аллеям!
предлагаю – давай окаменеем
недоброе око зрит с небосклона
если зол закон – не слушай закона
если тебя обидел сосед
представь себе что его нет
если тебя поводят друзья
надо принять витамин «Я»!

Видишь – готов помереть за мечту
распахни чердак впусти Красоту
Но если почудилась связь явлений
поработай полгода на заводе удобрений!!!

Если следы смывает дождём
мы не станем ждать всё равно пойдём
не видно смысла? пусто в судьбе?
чтобы дать Другому
Дай Себе

Отказ от анального секса

В жопу трахаются чукчи?
Так, видать, им, чукчам, лучше
Ты тут много не болтай
Живо письку подставляй

В жопу трахаются черви?
Это всё хуйня, поверь мне
Погляди на мой елдак
Ну какой же он червяк

В жопу трахаются рыбы?
Говоришь, и мы могли бы
Ну-ка, писькой повернись
Как селедка не вертись

В жопу трахаются немцы?
Ух, в пизду насыплю перцу
В жопу трахались французы?
Я тебе порву рейтузы
В жопу трахаются шведы?
Пусть ебутся до победы!
Их чуханскую Европу
Я ебал и в рот, и в жопу
Ведь они там все уроды
В рот ебать всю их природу

Пей с ним

Генри забрался фашистам в тыл
И попал в партизанский отряд
В прошлом — тусовщик, поэт, журналист
А теперь просто солдат
Генри принёс динамита мешок
И железом бренчащий приказ:
Этот мост с этих пор
Стал полезен для них
И крайне опасен для нас

А люди в отряде — праведный сброд
И в глиняных мисках вино
Генри знал о них всё и больше, чем всё
И что их небо — там же, где дно
Но эти глаза цвета первой звезды
В пальцах тонких грубого хлеба кусок
И суровый Пабло, глядя на них
Мрачно и мудро изрёк:

Ешь с ним, пей с ним
Спи с ним, умирай с ним
Делай всё, как делают все
В его далёкой стране, непонятной стране

Осенью ранней ночь холодна
Иней на стали стволов
Но откуда им знать, их чаша — без дна
Море жаркое — без берегов
От тепла их тел оживала трава
И таяли души камней
Но не петь, ни рыдать не умеет Судьба
Что забавного в играх людей?

А люди с утра, продирая глаза
Хватались за автомат
И учил воевать крестьян и цыган
Юный янки — пришелец и брат
Он знал, что любовь погибает от ран
Она знала любовь — страх и боль
Но кошмарные мороки прошлого — прочь
То же слово, другая любовь

Ешь с ним, пей с ним
Спи с ним, умирай с ним
Делай всё, как делают все
В его далёкой стране, непонятной стране

Коротка перед боем последняя ночь
Два чужих и родных языка
Друг друга путали сами с собой
Наполняя кровью слова
Кто не верил в успех, ушёл до зари
И забрал своих лошадей
Матерясь им вслед и стволы навострив
Остальные — дорогой своей

Приказ был исполнен. Враги не прошли
Где был мост, стала дырка в земле
Земля примет всё, и в неё же легли
Кроме Пабло и девушки, все
Генри лежал, в небеса устремив
Переставшие видеть глаза
А старик, посмотрев на неё, пожалел
О том, что когда-то сказал

Ешь с ним, пей с ним
Спи с ним, умирай с ним
Делай всё, как делают все
В его далёкой стране, непонятной стране

Переезд

Андрей Вознесенский

Поднял глаза я в поисках истины,
пережидая составы товарные.
Поперек неба было написано:
«Не оставляй меня».
Я оглянулся на леса залысины —
что за привычка эпистолярная?
«Не оставляй меня, — было написано
на встречных лицах, — не оставляй меня».
«Не оставляй», — из окошек лабали.
Как край полосатый авиаоткрытки,
мелко дрожал слабоумный шлагбаум:
«Не оставляй…» Было все перекрыто.
Я узнаю твою руку заранее.
Я побежал за вагонным вихлянием.
Мимо платформы «Не оставляй меня»
плыли составы «Не оставляй меня».

Перемешаны

Чьи-то жадные руки шарят впотьмах
Растопыренно силясь нащупать меня
Но ветрами стакана меня унесло
В неизвестные нашей науке моря
И в каюте моей появляется Цой
Предлагает портвейн и зовёт за собой
И в последних два дня я стал совсем плох
Начинаю считать, что на свете есть Бох

Но здесь ты и здесь я, благодать и хуйня
Здесь любовь и война, твёрдый шанкр и весна
Здесь Рогатый с Христом и копыто с крылом
Кровь с дрянным коньяком, саркофаг и мой дом
И гашиш с табаком и брильянты с говном
Перемешаны

В государстве горбатых был призван на трон
И горбом императорским был одарён
При всеобщем восторге, с верховным жрецом
И с горбатой принцессой во власть возведён
Но потом прохрипел революции гром
Я был признан тираном и просто козлом
И когда пришёл час толковать с палачом
Стало крыльями то, что казалось горбом

Но здесь ты и здесь я…

На орбитах моих полно радостных встреч
Вот вчера я упрашивал Цоя не петь
Но герой был так пьян, что казался живым
И так свят, что мне расхотелось быть им
Спотыкаясь то правой, то не правой ногой
Я побрёл то ли к Богу, а то ли домой
И забрался на небо, и надо же, бля
В облаках, с бородой, обнаружил себя

Но здесь ты и здесь я…

Песенка, спетая Голым после встречи с пауками у могилки Чёрной Мадам

Василий К/Макс Васильев/Василий К.

Нет ни похмелья, ни злобы
Лишь слабоумная ночь
И нет никого, кто смог бы
Тебя заменить
Где твои небеса
Откуда ты смотришь на нас?
Мы верим в твою благодать
Мы помним твою красоту

Гонг. Никого на борту
Гонг. Это только скелет
С далёких чумных берегов
Я сам себе шлю твой привет
Может, вернуться в село
Посмотреть, может кто есть живой
Играй, лихорадка моя
Наш джем бесконечный с тобой

Как жаль, что ты не со мной, ты снова
Лишь тень из теней, один я
Стою на краю каких-то отравленных вод
Как жаль, что ты не со мной, ты там
На другой стороне, я слышу
Всё громче и ближе, ясно
Безразличное ”Нет”
Как жаль

Пускай в банке нет огурцов
Пускай в клетке сдох попугай
Мне любо себе представлять
Твой чёрный вероятностный рай
Нет ни картинок, ни писем
Нечем доказать, что ты есть
Я верю в твою благодать
Не верю ни в уход и не в смерть

Как жаль, что ты не со мной, ты снова
Лишь тень из теней, один я
Стою на краю каких-то отравленных вод
Как жаль, что ты не со мной, ты где-то
Где мне не бывать, я слышу
Всё громче и ближе, ясно
Безразличное ”Нет”

Как жаль

Пиратская

музыка Никита Богословский
текст Василий Лебедев-Кумач

Бридж | A D | F# Hm |

Hm G#dim
По морям и океанам
Em6\C# F#
Злая нас ведет звезда
Hm Em6\C#
Бродим мы по разным странам
F# Hm A
И нигде не вьем гнезда

D G#dim
Стала нашим капитаном
Em6 A+5 A
Черная как ночь вражда
D G
Что там унывать нам нечего терять
Em F# Em F#
Пей допьяна! Будет волна
Em F#
Кровью полна!

Hm
Приятель веселей разворачивай парус
A D F# Hm
Йо-хо-хо веселись как черт
Одних убило пулями других убила старость
Йо-хо-хо все равно за борт

Берег принимай обломки
Мертвых похоронит враг
Скроют от людей потемки
Подвиги морских бродяг

Проклянут не раз потомки
Черный наш пиратский флаг
Нас родила тьма мы бродим как чума
Близится час слушай приказ
Дьявол за нас

По следам старика

Каждый идет по следам старика
каждый идет по следам старика
каждый идет по следам старика
жизнь коротка но жизнь глубока
вот моя рука
каждый идет по следам старика

это пляска старого пацана — прыгай лягушка прыгай
это пляска старого пацана — прыгай лапками дрыгай
все смотрите на старого пацана
жизнь больна и жизнь голодна
похуй война похуй страна

каждый идет по следам старика
а следы в пустыню прочь от родника
каждый идет по следам старика
а старик в бараке прямо из кабака
карма дурака корка и кирка
каждый идет по следам старика

каждый идет по следам старика — прыгай лягушка прыгай
каждый живет от звонка до звонка — прыгай лапками дрыгай
жизнь сладка и жизнь широка — прыгай лягушка прыгай
каждый готов зачморить слабака — прыгай лапками дрыгай
жизнь длинна и жизнь холодна, эй на-на
каждый идет по следам старика — отдавай сука мои два куска
эй на-на

Под раскидистым каштаном

по мотивам стихотворения из романа Оруэлла «1984»

в облаках духов дешёвых шла фиеста в хлам пьяна
в разноцветных драных юбках в грязных шёлковых штанах
под раскидистым каштаном среди солнечного дня
повстречали мы друг друга ты меня а я тебя

танцевали спотыкаясь о дырявый барабан
и когда в траву свалились даже те кто был не пьян
под раскидистым каштаном среди солнечного дня
полюбили мы друг друга ты меня а я тебя

все ушли а мы остались песни карты города
мы со всем что нам мешало распрощались навсегда
под раскидистым каштаном среди солнечного дня
узнавали мы друг друга ты меня а я тебя

но пылинка угодила в безупречный механизм
и одна из карт нам вышла кверху жопой рожей вниз
под раскидистым каштаном среди солнечного дня
обманули мы друг друга ты меня а я тебя

и продрав глаза спросонья очутились мы в толпе
каждый знал о нас чуть больше чем мы знали о себе
под раскидистым каштаном среди солнечного дня
продавали мы друг друга ты меня а я тебя

и когда в глазах друг друга мы увидели врагов
нам вручили наши деньги усмехаясь и без слов
под раскидистым каштаном среди солнечного дня
убивали мы друг друга ты меня а я тебя

то что вместе начинали надо вместе завершать
для тяжёлой для работы рук свободных не сыскать
под раскидистым каштаном среди солнечного дня
закопали мы друг друга ты меня а я тебя

говорят лукавя мудро что история — земля
но скорее это ветер заблудившийся в ветвях
под раскидистым каштаном среди солнечного дня
позабыли мы друг друга ты меня а я тебя

1997

Пока

Великаны-дома глядят на меня
Сотнями окон-глаз
И за каждым из них происходит своя
Прекрасная, неповторимая
Я иду. Тёмный проспект
Люди, звёзды. Мне 16 лет
Я знаю – где-то там, впереди
Она есть жива и она меня ждёт
Пока

За каждым квадратом жёлтого света
Ничего, что могло бы меня взволновать
И этот проспект как коридор
В огромной квартире, где я жил всегда и где мне
Кружить и блуждать до конца
Какой бы он не был и где
Воздух пахнет ничем
30 лет
Звёзд давно не видать, их как будто бы нет
Я иду. Я знаю их всех наизусть
И они точно так же знают меня
И как Птица Додо, безнадёжно редка
Надежда на то, что она ещё ждёт
Пока
Пока