Интервью Василия К.

Сайт «Наш НеФормат»

Василий К.: «Кто я такой?!»

Василий К. родился в советском Мурманске, — городе, стоящем в стороне от бурной рок-жизни страны. Первый мурманский рок-концерт состоялся, когда Василий уже играл в своей школьной группе с громким названием СВОБОДА. Разумеется, Васина СВОБОДА была среди участников этого фестиваля. Следующие годы жизни Василия К. сопровождались постоянным музицированием и, в конце концов, привели его в Швецию, где самодеятельный музыкант получил образование музыковеда и новое место жительства. Судьба свела его в небольшом шведском городе Люнд с местной группой KÜRTEN, которые стали с удовольствием играть русские песни этого необычного человека. Обучение в Швеции и защита диссертации в университете раскрыли перед Василием неограниченные возможности развития, — он занялся изучением и воплощением в своем творчестве идей минимализма и постмодернизма. Но тяга показать свое творчество российскому зрителю привела его к решению собрать свой состав и на Родине, так как возить с собой в Россию шведов не представлялось возможным. Так появились ИНТЕЛЛИГЕНТЫ, с которыми Василий дает концерты здесь. Многочисленные альбомы зафиксировали почти весь его творческий путь и эволюцию музыканта: традиционные «Массаракш» и «Карлик И Бульдог» естественно соседствуют с экспериментальными пластинками «Г.О.С.» и «Сломскудаск».

Интервью Василия К. сайту Наш НеФормат
Василий К. – одно из тех ярких событий на современной отечественной рок-сцене, которых старательно обходят стороной гламурно-глянцевые издания. Вашему вниманию предлагается часть интервью, данного Василием сайту «Наш НеФормат».

Старый Пионэр (СП): Василий, минимализм тебе близок и дорог. Как ты относишься к Каспаряну (бывший гитарист группы КИНО), с удовольствием говорящему о гитарном минимализме и исповедующему именно этот подход к игре?

Василий К. (ВК): Два моих любимых отечественных гитариста – это Каспарян (КИНО, Ю-ПИТЕР) и Суслов (ВЕЖЛИВЫЙ ОТКАЗ). Каспарян на меня очень сильно повлиял, когда я был в подростковом возрасте, это отразилось и в моих аранжировках, и в игре. Каспарян – один из немногих русских гитаристов, которые сразу узнаются по манере игры. Суслов — другой, его сложно назвать минималистом, но «минимализм» – это не значит «мало». Минимализм – это концептуальное, осознанное ограничение в выборе выразительных средств. Причем, как правило, оно отлично от традиционной гармонической и мелодической системы, которая принята в западной музыке. Это определение подходит к большинству разновидностей минимализма. Правда, в таком случае под него попадают и индийские раги… Сложно дать точное определение. Я обязан его знать и отвечать на такой вопрос в силу своего образования, но что-то никто не спрашивал. Приведу примеры. Арво Пярт берет только звуки «ми» минорного или мажорного звучания. Пользуясь только этими тремя звуками в разных рядах, он строит произведение. Филипп Гласс берет одну фразу. Она у него повторяется, повторяется, повторяется минут пять, а потом к этой фразе добавляется одна нотка, через пять минут убирается две нотки, и фраза идет еще пять минут. Когда Нил Янг играет импровизацию на гитаре, она модальна, – там не меняется гармония и, кроме пентатоники или того же диатонического трезвучия, ничего нет.

СП: А что или кто тебя раздражает на отечественной сцене?

ВК: Во-первых, группа АРИЯ. Потому что это ужасно безвкусно со всех точек зрения. Даже с точки зрения того стиля, в котором они играют. В свое время пошел камбэк музыки, которая стилистически напоминает новую волну британского хэви-метала: IRON MAIDEN, JUDAS PRIEST и пр. Это мировое явление, но в России оно как-то совсем уж убого. Отвратительно звучит. Кроме этого, АРИЯ – очень большая фальшивка, потому что точно просчитана на целевую аудиторию. Маленькие мальчики и девочки думают, что им от души рассказывают романтические истории, наполненные истинным героическим пафосом, а на самом деле толстые дяди и тети собрались и придумали, как из этих мальчиков и девочек (точнее, из их родителей) выкачать деньги. Вот и все. Я ни на грамм не верю Пушкиной (Маргарита Пушкина, автор текстов АРИИ – прим. СП), такое нельзя писать искренне.

СП: Но ведь вокруг АРИИ создан настоящий культ?

ВК: О, да! Но это тот случай, когда я не хочу признавать его легитимность. Даже культ ЛЕНИНГРАДА можно принять, потому что Шнуров — талантливый человек, эдакий злой гений. А АРИЯ – это просто стрем и более ничего. Самый скучный и серый мейнстрим, который можно себе представить. Что же касается Шнурова… Я признаю культурно-финансовую генальность этого человека, но он слишком бессовестно и безжалостно обходится с людьми. Он ставит перед ними зеркало и говорит: «Смотрите, какие вы все уроды». А люди в это зеркало смотрят и с радостью кривляются. Смотрят на уродливую сторону своей натуры и радуются. Особенно любят это зеркало эстеты, – они же все циники страшные. А я не люблю цинизм.

СП: А кого из музыкантов ты считаешь циниками?

ВК: Летов – циник. Особенно в связи с последними событиями, типа весеннего концерта в Лужниках. Это же акт цинизма. Летов ведь — вечная оппозиция всему, чему угодно. Выступление главного культурного оппозиционера страны в Лужниках — это цинизм. Правда, если бы он умудрился в Кремле концерт устроить, это был бы завершенный и абсолютно совершенный акт цинизма. Ну, ничего, все еще впереди.

СП: А что впереди у тебя? Ты песни пишешь и в России, и в Швеции?

ВК: Только в Швеции. Ты видишь, какая тут жизнь?! Где здесь песни писать? Там придешь домой, ляжешь на диван. Вокруг шведская речь. Можно отвлечься от российских социальных реалий, – все у тебя внутри, – тогда песня и получается. Ни разу и в дороге песен не сочинял. В дороге всегда кто-то мешает, не до того. Много наблюдаю за людьми, а потом эти наблюдения превращаются в песни.

СП: Тебе легко дается в песнях императив?

ВК: Ой, нет! Что в жизни, что в песнях я не люблю говорить людям, что делать. Кто я такой?! Я могу рассказать о том, что я делал сам. С иронией у меня куда более близкие отношения. Ирония – это, в первую очередь, критическое отношение к самому себе, а потом уже критическое отношение к окружающему. Потому что самоирония первична, ее отсутствие подразумевает некоторую душевную скудость. В качестве примера могу назвать уже упомянутую АРИЮ – никакой иронии. И, потом, постмодернизм же на дворе. Года три назад я почему-то решил, что терпеть его не могу, а потом, когда больше узнал, учась в Швеции в университете, понял, что постмодернизм – штука-то хорошая, на самом деле. Он привлекателен именно иронией. И еще осознанием того, что все, что ты делаешь, неповторимо и оригинально, потому что это именно ты делаешь, хотя это всё было, было, было… Ирония – это разновидность смиренности, незаносчивости. Вот на Западе к понятию «рок-звезда», кроме как с иронией, никто не относится.

СП: Ты поешь: «Модернизм подарил нам Сталина с Гитлером…»

ВК: Сталин и Гитлер – это продукт модернизма, так считается в современной западной культурологии. То есть тоталитаризм – это продукт модернизма. Важные признаки модернизма – вера в науку как в панацею, и вера в некую выдуманную систему, которая может привести человечество к общему результату. Почему сейчас в России столь популярны идеи возвращения тоталитарного общества? Потому что люди ищут identity. Есть такой термин в английском языке, который сложно перевести на русский язык адекватно. Identity – это что-то вроде совокупности черт, с которыми ты себя отождествляешь. Она необходима каждому человеку. И нация в целом, и каждый ее представитель в отдельности ищут ее. Была раньше советская идентичность — это не точная замена, но я буду это слово употреблять в данном контексте, — а когда к нам пришел капитализм, она просто потерялась, исчезла. Естественно, появилась капиталистическая идентичность преуспевающего в финансовом плане человека, но это далеко не всем доступно, поэтому люди хватаются за тоталитарные, религиозные, национальные идеи. Человеку нужно себя с чем-то отождествлять. Особенно тем людям, которые недостаточно развиты духовно.

СП: Вопрос в продолжение этой темы: почему сейчас, когда фактически в нашей стране идет война на Кавказе, почти нет антивоенных песен? Ладно, не берем ТЕЛЕВИЗОР, но ведь были «Не Стреляй» ДДТ, «Шар Цвета Хаки» НАУТИЛУСА ПОМПИЛИУСА или «На Хрена Нам Война?» Ольги Арефьевой. Где такие песни сейчас?

ВК: А все сейчас думают, что это моветон, мне кажется. Потому что расхожая нынче точка зрения такова: русский рок уже достал всех своей социальностью. Можно подумать, что это своеобразная контрреакция на перегруженность других информационных полей. Это одно из возможных объяснений, я не говорю, что оно правильное. А другое объяснение – то, что сейчас в русскую идентичность со стороны власть предержащих вводится осознание и поддержка концепции русской воинской доблести защитников Отечества. Война во имя защиты Родины – это хорошо, это правильно. Есть же много песен про «правильную» войну — тот же «Батяня-Комбат». Это политика истеблишмента: хвалить воюющих за интересы Отечества. Зачем ругать воюющего в Чечне? Не надо его ругать; война в Чечне — хорошее дело. Это самые очевидные причины, которые в первую очередь приходят на ум. Ведь с точки зрения россиян война в Чечне правильная: там сплошные гады, и их надо мочить. Так что же о ней петь? Пусть все идет своим чередом. А писать что-то антивоенное – подводить Россию-матушку, а то и вовсе прослыть предателем Родины.

СП: Как ты относишься к тому, что в современной рок-музыке все чаще стали использоваться этнические мотивы?

ВК: К этому нельзя плохо относиться. Сплошной американизации и англосаксонизации нашей музыки уже наелись вволю. Сколько можно? Другое дело, что есть зачастую в этом момент неестественности, но… ладно. Коммерческий расчет тоже необходим. Понятно, что этническое оформление сейчас модно, но это нормально. Чего придираться? Мне легко рассуждать об этом и не пользоваться такими модными штучками, потому что пока нечего терять. А как бы я себя вел, если бы меня настиг коммерческий успех больших размеров, – понятия не имею. Я надеюсь, что со мной ничего не изменилось бы, но возможно, что было бы иначе. Коммерческий успех ставит перед человеком очень большие требования и сильно человека ограничивает. Этот успех о-очень жалко терять, понятное дело. Мне не нравится то, что сегодня модно, мне не нравится ни современное использование электроники, ни всякие этнические дела. На данный момент все это для меня неприменимо.

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 29 декабря 2005, 17:29