«Вещи» — приложение к журналу FUZZ

№2/2006

Вещи
Василий К. представляет альбом-приложение к февральскому номеру FUZZA

Так сложилось, что жизненный и творческий опыт Василий К. приобретал в самых разных уголках земли, в Мурманске и Москве, в Севастополе и Петербурге, а также в Швеции – в столичном Стокгольме и университетском городке Люнде. Об этих городах и о существах, их населяющих, им написано множество песен. Те 14, что собраны в альбоме «Вещи», — может быть, не самые программные или характерные, но зато самые любимые поклонниками Василия, обитающими и в перечисленных, и во многих других городах: альбом составлен по результатам голосования на сайте www.vassilyk.com.

Манхэттен И Берлин
Василий К. Это мой перевод песни Леонарда Коэна «First We Take Manhattan». Перевод, как мне кажется, довольно точный, кроме нескольких мест, где пришлось продвинуть авторский образ чуть дальше, — впрочем, по колее, автором же обозначенной: например, в случае с сестрёнкой и наркотиками. Смешная драм-машина — иронический намек на коэновскую манеру аранжировать свою музыку, которая сформировалась у него в конце 80-х, — кто-то показал ему, видимо, как пользоваться клавишами с автоаккомпанементом.

Вернуться Назад
Несколько лет я безвылазно сидел в Швеции, пока не понял, что приобрёл там всё, что мне было так или иначе доступно, и пришло время возвращаться. Сейчас я не стал бы класть туда четыре акустические гитары, обошёлся бы двумя. Ну, да ладно.

Ты Держишь Страну
Есть в Швеции дядька по имени Ульф Люнделл, и он в их системе культурных координат — некто вроде местного БГ. И есть у него песня «Народ Строит Страну» — очень прямая и плакатная. Очень хорошая. Я подумал: если умный и интеллигентный (сам он этого не знает, нет у них такого понятия) швед может вот так о своём, то почему бы и мне не попробовать? Получился как бы парафраз, хотя у него речь идет не о личной ответственности, а как раз о коллективной.

Время Пиджаков
Была светлая и прозрачная осень 1999-го, я чувствовал себя очень романтично, но, как всегда, — с неистребимым привкусом осознания собственной неподготовленности ни к тому, что мне хотелось делать, ни к тому, что делать придётся, насколько можно было судить по всяким знакам и знамениям со стороны непознанного. Я бродил по Люнду, зашёл в маленький сэконд на Клеменсторгет, где хозяин, эзотерического вида старикашка, показал мне свою коллекцию пиджаков по пять крон штука. Я купил несколько и носил их остаток осени.

Собаки
Песня написалась минут за 10, но только через несколько лет до меня дошло, о чём она. Что бывает не так уж и редко. На шведский её перевёл Глеб Мейлер, который лежит сейчас в русском уголке стокгольмского кладбища, среди князей и графьёв первой волны эмиграции. Адам Перссон, мой друг из пронзительной группы KURTEN, чей голос присутствует на записи, выбрал и спел те куплеты, с которыми мог соотнести свою тонкую и требовательную натуру.

Три Зверя
А вот и песня этой группы, перевод мой. Тут есть то, за что я их люблю, — многомерный сюрреалистический юмор в тексте и аранжировке.

Тумбалалайка
В люндской библиотеке я взял пластиночку с записью какого-то еврейского ансамбля — просто так, послушать, — и там было написано, что это РУССКАЯ народная песня. Почему-то именно из-за этого захотелось сделать кавер. Язык — идиш, если кто сразу не узнал.

Монотеизм
Периодически возникает потребность писать песенки обо всём и сразу.

Дитя
См. комментарий к предыдущей песне.

Скажи Ей
Кажется, у каждого российского автора есть своя питерская песенка. Это — моя. Портрет одной красивой питерской пары, я встретил их в 2001-м. Музыкально, — похоже, у каждого автора есть произведение на эти аккорды. Ну, и чем же я хуже?

Алису С Собой
Это имя стало моим наваждением, когда мне было тринадцать, и продолжало быть им ещё лет семь, очень интенсивно. Потом я назвал так свою дочку. Я не могу сказать, что эта песня — про кого-то, кроме меня, хотя чёрт его знает. Сейчас развелось множество песен про Алис, но они все не те и вообще стрёмные. Здесь же именно та.

Твоим Сапогом
Романтическое мурманское лето — вы его видели? И то ли любовь… но, скорее всего, всё-таки нет. Горжусь мелодией и терцдецимаккордом в переходе на припев.

Безобразны И Злы
Текст этой песни для меня сейчас в основном неактуален, она аж из 1993 года, из времени, когда я в жёстком бодуне был способен на энергичное творчество. Но в ней именно хорошая энергетика, жалко её терять, каждый квант должен быть использован.

Пей С Ним
Хемингуэй, «По ком звонит колокол» — одно из сильнейших литературных впечатлений. Только Роберта я заменил на Генри, одного из моих альтер эго.

Живи
Это вещь куда больше, чем песня, я сделал её с определённой, совсем другой целью.

Подготовила Екатерина Борисова
FUZZ №2/2006