Рецензия на альбом «Массаракш»

Екатерина Борисова (FUZZ №4/2004)

Василий К & THE KÜRTENS «Массаракш»
Мистерия звука
fffff

В Швеции человека, поющего свои песни под гитару, называют трубадуром. Это просто термин, имеющий такое же отношение к средневековому Провансу, как и наши барды – к кельтской Британии. Однако ж Василия К. стоит называть трубадуром не только потому, что, записывая альбомы со шведскими панк-индустриальщиками, на родине он вынужденно выступает в одиночку. Просто общий посыл его песен сродни трубадурскому: есть идеалы, но нет идеологии. Его лирический герой (почти тождественный автору) способен пожертвовать собой ради близкого человека, но и пальцем не пошевелит ради какой-либо политической или религиозной доктрины. В «Монотеизме», центральной и программной песне альбома, любовь ставится и превыше Бога, и превыше смерти. Нормальная трубадурская установка, конкретная и очень западническая, – никакой «русской души» с ее покорностью высшим силам и вялыми метаниями между «кто виноват» и «что делать», и очень земная, – какой там Калугин с его «Черной Луной», какая эзотерика?! Василий – агностик (хотя совершенно не прагматик): А еще он поэт и музыкант, принципиально и осознанно синтезирующий влияния культур славянского Востока и англоязычного Запада, Европы и Азии, – именно поэтому его «Массаракш», сделанный в русле общемировой рок-традиции, полный постмодернистски вольных цитат из Кафки и NIRVANA , Кейва и Высоцкого, кажется таким цельным и непротиворечивым. Здесь горькая решимость «Вернуться Назад» естественно соседствует с иронией шумовой миниатюры «Взаимопонимание», интровертно-камерная «Белая Маска» – с эпическим квестом «Братья», а сюрреалистические «Собаки» с наполовину шведским текстом только выигрывают от того, что положены на квазироссийский мотив. Те, кто называют творчество Василия «русским роком», инстинктивно догадываются, что похожие (не идентичные!) приемы когда-то применялись классиками жанра, – скажем, БГ или Майком; те, кто спешит обвинить его в несоответствии моде, не ведают о вечности и многоликости Смерти и Любви. Василий не моделирует реальность, а правдиво описывает ее (и себя в ней), силой таланта преобразовывая дневниковую запись или частное впечатление в искусство. Эти сюжеты и чувства может примерить на себя любой. И любой может ощутить их подлинность.

С «Массаракша» начинается знакомство массового слушателя с творчеством Василия. Следует верить в продолжение. Ибо творчество это стоит того, чтобы жить и ждать.

Е. Борисова
FUZZ №4/2004